Nov. 12th, 2016

olegchagin: (Default)
Известно, что адаптация организма к изменяющимся условиям происходит на самых различных уровнях – биохимическом, гормональном, нервном и можно выделить уровни органов и систем, и множество других внутри и внеклеточных уровней.
«Интегральная индивидуальность – это особый, выражающий индивидуальное своеобразие характер связи между всеми свойствами человека» [7]. В.С. Мерлин (1986) приводит подробный обзор исследований влияния различных сторон работы организма и его составляющих на психологические характеристики, и приходит к выводу о их неоднозначности.

Известно, что активность правого и левого полушария имеют значение при различных условиях. Правое полушарие активно при адаптации к экстремальным ситуациям. Левое полушарие имеет особое значение как материальный субстрат второй сигнальной системы, то есть при человеческих контактах.
Кроме того, известно, что правое полушарие предназначено для реагирования на привычные сигналы, в то время как левое полушарие включается на редкие сигналы [9,10]. Согласно данным Бойко [2], выбор стороны реагирования требует времени около 66 миллисекунд, причем решение принимается именно правым полушарием.
Поскольку в ситуационных видах спорта время принятия решения имеет решающее значение, для спортсменов, занимающихся ситуационными видами спорта.
В то же время столь быстрое реагирование правого полушария характерно именно для ситуаций, на которые имеется готовый ответ. В ситуациях необычных, редко встречающихся правополушарное решение, выигрышное в тактическом плане может стратегически быть не столь выигрышным, а порой и ведущим в ловушку, поставленную противником. Включение же левого полушария для оценки ситуации и нахождения более выгодного стратегически решения требует времени. Выбор борца или боксера – между непосредственным реагированием на действия противника (защита и контратака) или неуклонное проведение своей линии (атака) одинаково могут не привести к успеху, если противник заранее нашел решение именно против ваших действий и построил бой с их учетом. Для того, чтобы перестроить свои действия необходимо в ситуации острейшего противостояния по новому оценить противника, увидеть сигналы, которые раньше не замечал, включить их в афферентный синтез «образ противника», найти новые решения для победы над этим новым противником, здесь же в бою проверить эффективность новых действий, то есть увидеть сигналы эффективности новых действий и выстроить новую концепцию боя.
Все это требует работы не только правого полушария, но и левого, то есть заведомо замедляет работу. Более того, закон Клапареда [1] гласит, что при включении внимания в работу автоматизированных действий эти самые действия нарушаются. Таким образом, исследование противника, по меньшей мере замедляет любые актуальные действия.
Противоречивость требований к работе функциональных блоков мозга, а так же отдельных частей индивидуальности отделяют ситуационные виды спорта от циклических. Психофизиологически это противоречие выглядит как необходимость более легкого включения левого полушария в ситуации, когда наиболее уместна работа правого полушария.
Чем отличаются спортсмены ситуационники от спортсменов циклических видов спорта психологически, психофизиологически, функционально и биохимически?
На первом месте естественно вопрос о психологическом различии. С целью выявить такие различия нами было проведено исследование по методике ТОРЗ (томский опросник ригидности Залевского [5]).
Задача: выявить степень влияния занятий различными видами спорта на ригидность в принятии решений.
Были выбраны виды спорта: циклические виды спорта (преимущественно легкоатлеты, конькобежцы и др. (ЛА)), ситуационные виды спорта – борьба, хоккей с шайбой (ХШ), хоккей с мячом (ХМ). Выбор обусловлен следующими характеристиками деятельности:
Борцы и ХМ и ХШ – представители ситуационных видов спорта. Борцов и ХШ, кроме того, объединяет преимущественно анаэробный характер нагрузки, величина нагрузки диктуется соперником. При этом борцы действуют индивидуально, а хоккеисты действуют в команде. Легкоатлеты действуют индивидуально, у них циклическая нагрузка аэробно-анаэробного характера. Борьба главным образом с пределами возможностей собственного организма при минимальном соприкосновении с противником. Можно сказать, что ЛА сражается с собственным организмом. ХМ – командный ситуационный вид спорта с преимущественно аэробным характером нагрузки.
Были исследованы спортсмены уровня 1разряда, кандидатов в мастера и мастеров спорта. ХМ - 57 человек, ХШ – 59 человека, борцов – 42 человек, ЛА – 48 человек. В качестве контрольной группы были использованы студенты того же возраста, не имеющие спортивных разрядов в количестве 77 человек.
Сравнение с контрольной группой выявляет отсутствие разницы в симптомокомплексе ригидности (СКР) как между спортсменами и контрольной группой, так и между спортсменами разных видов спорта. Разница возникает при сравнении показателей отдельных видов ригидности - актуальной ригидности (способность при необходимости изменить свое мнение, отношение установку, мотивы, модус переживания). Видно, что легкоатлеты, хоккеисты с мячом и борцы легче подстраиваются под обстановку, чем контрольная группа и ХШ.
Показатель преморбидной ригидности (ПМР) говорит о том, что борцы легче игнорируют прошлый негативный опыт по сравнению с другими видами спорта, у которых ПМР не отличается от контроля. У борцов ПМР ниже всех, они рассматривают прошлые неудачи не как неудачи, а как этапы становления мастерства. Высокий уровень ПМР у ХШ является следом жесткочайшего отбора, пройденного на пути в состав команды высшей лиги.
Ригидность как состояние (РСО) отражает склонность к ригидному поведению в измененных состояниях сознания (при страхе, утомлении, болезни). Видно, что кроме представителей ХШ все спортсмены в этих состояниях сознания сохраняют способность соображать и менять программы поведения в большей степени, чем контрольная группа. Обращает на себя внимание крайне низкий показатель РСО у борцов.
Шкала сенситивной ригидности (СР) отражает эмоциональную реакцию на новое, на ситуации, требующие каких либо изменений, страх перед новым. Здесь выделяются представители хоккея с мячом, неотличимые от контроля. Представители других исследованных видов спорта реагируют на новое не эмоциями а поиском нового решения. Для хоккеистов с мячом игра является удовольствием сама по себе, избыточные трудности они воспринимают как помехи и ждут указаний тренера. Таким образом, хоккеисты с шайбой, борцы и легкоатлеты в эмоциогенной ситуации легче обращают внимание на новые сигналы.
Шкала установочной ригидности (УР) отражает личностный уровень проявления ригидности, выраженный в позиции, отношении или установке на принятие – неприятие нового, необходимости изменений самого себя – самооценки, уровня притязаний, системы ценностей, привычек и т.п. За такой позицией могут лежать самые разные мотивы осознанного уровня[5]. Здесь мы снова видим, что УР у хоккеистов с мячом неотличима от контроля, в то время как хоккеисты с шайбой, борцы и легкоатлеты имеют этот показатель достоверно отличный от контроля в сторону повышения. Здесь повышенные значения УР недвусмысленно говорят о преобладании именно личностной составляющей, а именно левополушарной установки.
В качестве интегрального показателя обмена веществ мы использовали количественные показатели содержания аминокислот в плазме крови.
Установлено, что у борцов уровня МС и МСМК в крови содержится значительное количество глутаминовой кислоты. Глутаминовая кислота является антигипоксантом и антиоксидантом, стимулятором образования глюкокортикоидных гормонов, мощным анаболическим веществом [3]. Глутаминовая кислота и аспартат образуются в больших количествах в печени и являясь дикарбоновыми аминокислотами в больших количествах токсичны для организма [11]. Тем не менее, организм спортсменов, видимо нуждается в этих веществах в силу специфики деятельности.
Поэтому неудивительно, что этот адаптоген компенсаторно накапливается в организме у спортсменов, испытывающих большие нагрузки анаэробного характера. Кроме того, для борцов характерна выраженность второй фазы стресса (глюкокортикоидной), а в этих условиях глутаминовая кислота способствует повышению возбудимости нейронов. Она выполняет в этом смысле роль катехоламинов, но без их влияния на эмоциогенные структуры мозга.
Некоторые авторы сообщают, что глутаминовая кислота имеет важнейшее значение для нормального функционирования правого полушария мозга [4,8]. Для борцов высокого уровня именно правое полушарие определяет способность к автоматизации необходимых им навыков ситуационного реагирования, специфичных для данного вида спорта выполнению необходимого уровня подготовленности и наиболее оптимальному проведению поединка на ковре. Но нахождение новых решений невозможно без активной работы левого полушария, повышение активности которого у борцов обеспечено не только катехоламинами, но и глутаминовой кислотой. Таким образом, высшая кора левого полушария у борцов работает в подчинении правому полушарию.
Представители ХШ имеют характер нагрузки сходный с характером нагрузки борцов – преимущественно анаэробный тип энергообеспечения. Они проводят 2-3 минуты на льду в непрерывных столкновениях с противником. Тем не менее, ХШ отличаются от борцов как по показателям ТОРЗ, так и по аминокислотному составу плазмы крови, в первую очередь это относится к ГЛУ. Разница объясняется тем, что борцы ведут борьбу исключительно индивидуально, а ХШ действуют в коллективе. Для хоккеистов в их деятельности большое значение имеет способность к взаимоотношениям. Функция правого полушария, обеспечивающая игровую деятельность находится под контролем высших отделов левого. Левое же обеспечивает реализацию программ действия под руководством тренера в интересах команды. Борцы в силу особенностей метаболизма действуют сверхадаптивно, то есть они не командные игроки, и это определяется в первую очередь особенностями их метаболизма. По психологическим критериям это очень парагматичные люди, способнее адаптироваться к любой, в том числе и коммуникативно – стрессовой ситуации, с наименьшими затратами для себя.
Некую противоположность борцам составляют представители циклических видов спорта. В их крови мы обнаружили повышенные количества глутамина, глицина, пролина тогда как глутаминовой кислоты было мало. Перечисленные метаболиты, особенно глутамин образуется из глутаминовой кислоты в мозге и др тканях и утилизируется преимущественно в печени как предшественник образования мочевины, нуклеотидов и т.д. [11]. Пролин, глицин это метаболиты соединительной ткани, необходимые для нормально функционирования нервной ткани (ее глии). В психологическом плане это достаточно тревожные и подверженные различным заболеваниям, нежные люди. Очевидно, что в их адаптивных механизмах преобладает 1 фаза стресса (фаза тревоги) с повышением уровня адреналина в крови. Преобладающая роль адреналина и его предшественников (альфадопа, норадреналин) [4,8] в отличие от ГЛУ, так же обеспечивающей высокий уровень возбудимости нейронов и создает высокий уровень тревожности, а вместе с ним и внимание к социальным сигналам. Это говорит о доминировании левого полушария [4,8].
Наиболее интересны особенности ХМ. По профилю ригидности они наиболее близки к контролю. Особо обращает на себя внимание их низкий показатель УР, говорящий о том, что они чувствуют себя на поле самыми свободными от всех обязательств, при том, что это вид спорта командный. Следование интересам команды является для ХМ не насилием над его личностью, а его естественной склонностью. Такая особенность, видимо, обеспечена высоким уровнем ТАУ – стабилизирующим мембраны и снижающим возбудимость. Преимущественно аэробное энергообеспечение дает большие возможности восстановления и минимизирует требования по специальному регулированию обмена веществ. Таурин является универсальным тормозным медиатором [8].
Ко всему этому необходимо добавить, что в последние годы швейцарским врачом и биохимиком Дж. Хилером установлено, что наркомания и алкоголизм связаны в большей степени с метаболическими особенностями мозга (образованием в нем ацетиласпартата и предшественников адреналина), которые интенсивно расходуются при адекватных стрессовых нагркузках как биологически активные вещества и затем метаболизируются в печени [6,11]. У человека не переживающего адекватных стрессов (риск, борьба, чувство победы в коллективе, созидательная физическая нагрузка) эти вещества накапливаясь в мозге приводят к мучительному чувству дискомфорта и потребности его заблокировать. Что и достигается алкоголем или наркотиками.

Выводы:
Интенсивные длительные тренировки спортсменов по различным спортивным спецификациям приводят к унификации их метаболизма, физиологических параметров, психологического статуса.
Последнее приводит к одностороннему формированию личности: у борцов к сверхпрагматизму и тендениии достижения цели любой ценой не взирая на окружающих. У ЛА к некоторому инфантилизму и сконцентрированности на некой узкой цели. Наиболее близки к контрольной группе ХМ.
Использование метаболитов – адаптогенов (глутамат, аспартат, таурин и их производных) может влиять на успешность тренировок по определенным спецификациям, и становление определенного психотипа с изменением личностных особенностей.

Литература:
1. Бассин Ф.В. Проблема бессознательного (О неосознаваемых формах высшей нервной деятельности). М.: Медицина, 1968.- 467с.
2. Бойко Е.И. Время реакции человека. Москва.- Медицина.- 1964.- 435с.
3. Волков М.С., Генкин А.Н., Глотов Н.А., Маевский Е.И. Глутаминовая кислота. Биохимическое обоснование практического использования. – Свердловск. – 1975. – 119 с.
4. Голдберг Э. Управляющий мозг: Лобные доли, лидерство и цивилизация / Пер. с англ. Д. Бугакова. — М.: Смысл, 2003. — 335 с.
5. Залевский Г.В. Психическая ригидность в норме и патологии. Томск.: Изд-во Томского ун-та, 1993, 272 с.
6. Кричевская А.А. Аминокислоты и их производные и регуляция метаболизма. – Ростов-на-Дону. – 1983.- 112 с.
7. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности.- М.: Педагогика, 1986.- 256 с.
8. Раевский К.С., Георгиев В.П. Медиаторные аминокислоты. Нейрофармакологические и нейрохимические аспекты. Совместное издание СССР-НРБ. К.: Медицина. – 1986.- 240с.
9. Ротенберг В.С. Адаптивная функция сна, причины и проявления её нарушения. М.: Наука, 1982. 175 с.
10. Ротенберг В.С., Аршавский В.В. Поисковая активность и адаптация. – М.: Наука, 1984, 190с.
11. Уайт А., Хендлер Ф., Смит Э. Основы биохимии. – М.: Мир.- 1981.- 1878с.
olegchagin: (Default)

Profile

olegchagin: (Default)
olegchagin

January 2017

S M T W T F S
1234 567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios