Oct. 18th, 2016

olegchagin: (Default)
olegchagin: (Default)
Почти месяц в швейцарской школе, и я не успеваю записывать то, что меня поражает
Почти месяц в швейцарской школе, и я не успеваю записывать то, что меня поражает

1. Уроки идут блоками по полтора часа. Между ними двадцать минут отдых, во время которого дети ВСЕГДА на улице. Они выходят из класса на воздух под такой навес–террасу у каждого класса. Им даже не надо переобуваться. В любоПочти месяц в швейцарской школе, и я не успеваю записывать то, что меня поражает

1. Уроки идут блоками по полтора часа. Между ними двадцать минут отдых, во время которого дети ВСЕГДА на улице. Они выходят из класса на воздух под такой навес–террасу у каждого класса. Им даже не надо переобуваться. В любой дождь и ветер они там. В хорошую погоду все (и учителя, клянусь!!) играют в футбол, баскетбол, пинг–понг и всякие вышибалы. Ребенка, который НЕ бегает, скорее всего отведут к врачу)) Моих водили каждый день первые две недели) А они просто не в курсе, что в школе можно бегать.
2. С 11.30 до 13.30 обеденный перерыв. Можно остаться в школе, можно вернуться домой. Меня этот перерыв немного бесит, но из–за него дети вообще не устают. Вообще. Алена вчера спросила — а долго мы еще так отдыхать будем? С утра учатся с 8.15, вечером до 16.00. В среду короткий день до 11.30.
3. Чтобы дети не боялись формулировать свои мысли в письменном виде (сказали на собрании, что это катастрофически исчезающий навык сегодня), в школе есть почта "учитель–ученик". У каждого ребенка свой почтовый ящичек, туда кладешь записочку, учитель обязательно отвечает лично тебе. Пользуется невероятным успехом — с утра все бегут забирать свои "письма".
4. Словарные диктанты пишут под картинкой. То есть под картинкой, обозначающей какое–то слово, нужно написать правильно само это слово. А не под диктовку, елки. Считаю, что вот это из серии "все гениальное просто". Ребенок запоминает, как пишется слово, визуально сопоставляя его с картинкой. Это работает нереально.
5. Когда делают какой–то доклад, всегда включают музыку. Я не очень понимаю пока, как это работает, но на "сделать доклад" всегда очередь из–за того, что дети сами выбирают для него музыку. В докладе, кстати, приветствуется костюм и реквизиты. Такой мини–спектакль. Никаких презентаций в Power Point нет. Считается, что ребенок в начальной школе не может сделать презентацию самостоятельно.
6. На математике КАК решать примеры — не объясняют. То есть ребенок, на основе имеющихся у него уже знаний, должен придумать, как легче решить, допустим, 48 плюс 53, и выйти и объяснить. Правильного способа нет, все решают так, как им удобно. Своим способом. Из–за этого, допустим, когда выяснилось, что класс уже знает дроби, а Олеся еще не в курсе, все дети бросились объяснять ей по–разному, используя яблоки, кубики и пластилин. Учительница самоустранилась, а через два дня просто спросила ее — все ли понятно. Олеся говорит — мне еще никогда ни одна тема не была НАСТОЛЬКО понятна.
7. Многое трогают руками. Весь окружающий мир — это вообще про "потрогать и попробовать". Дегустировали тут пшеницу, рожь и овес. Потом ездили на мельницу это все молоть. Теперь им обещают, что пекарь испечет из "их" муки им булочки и притащит это все в школу. На географии изучают местный регион буквально так — вот здесь у нас такая то речка, пойдемте смотреть. Видите, тут почва такая–то, а тут такая–то. Здесь на горе, смотрите, такая растительность, а вот на той горе — поедем завтра — другая растительность. На предмет, который про "сделать руками" — attivita creativa — часов столько же, сколько и на физкультуру. И это два лидера по количеству часов в неделю.
8. Считают, что ошибки — путь к успеху. У Алены в классе (3 класс) сделали даже такую фею ошибок (очень красивая симпатичная куколка). Сами, руками. Фея эта голосом, понятно, учительницы объясняет им, что ошибаться хорошо и можно, переживать тут вообще нечего, потому что ты — а) мыслишь креативно и б) не боишься пробовать. У Олеси (5 класс) учительница рассказывает каждый день новый пример из науки, когда ошибка привела к открытию.
АААА. Справка от врача нужна, если только пропускаешь больше 2 недель!! Правда, это единственный случай, когда надо все задания делать дома. Ну ладно уж. Так уж и быть.
П.С. Школа начальная. Муниципальная, абсолютно бесплатная. На мой московский взгляд темп довольно медленный, но тем не менее программы в целом совпадают, а у Олеси класс даже чуть ушел вперед в сравнении с российским. Не понимаю, как это у них получается с таким "отдыхательным" подходом

© Ирина Плыткевич
olegchagin: (Default)

Лженаукой, как правило, называют дисциплины и практики, которые (открыто или не очень) имитируют научно-исследовательскую деятельность, не отвечая при этом требованиям научного метода. Общепринятая научная теория, как правило, имеет высокую объяснительную и предсказательную силу, то есть буквально периодически делает неслыханные доселе предсказания (как теория Ньютона когда-то предсказала возвращение кометы Галлея). Научная теория логически стройна и соблюдает принцип фальсифицируемости, то есть мы всегда знаем, что должно произойти, чтобы мы перестали считать ее истиной. И так далее.

Одним словом, разница между научной и лженаучной гипотезой заключается не в том, что они доказывают, а в том — как.

А можно поподробнее?

Можно. Из данного выше определения понятно, что далеко не всякое учение, основанное на недоказанных или опровергнутых фактах, стоит считать лженаукой.

Во-первых, лженаучные представления стоит отделить от класса религиозных и духовных практик, которые не претендуют на использование научного метода и опору на чувственный опыт (то есть воспринимаемый органами чувств — зрением, слухом, обонянием, осязанием и т. д.). Если во главе угла стоит вера — перед нами точно не лженаука.

Во-вторых, их нужно отделить от большого количества опровергнутых в прошлом, недоказанных, а иногда и взаимоисключающих научных гипотез. Дело в том, что одно и то же природное явление зачастую может быть описано разными конкурирующими гипотезами. Например, в начале XVII века последователи Коперника думали, что Земля крутится вокруг Солнца, а сторонники Птолемея — наоборот. Первые в итоге оказались правы, но это не делает геоцентрическую астрономию лженаукой. Это просто научная гипотеза, которая проиграла в конкурентной борьбе.

В-третьих, если диссертация, скажем, предполагаемого доктора наук пестрит элементарными фактическими ошибками, использует ворованную библиографию и игнорирует принцип доказательности, из этого совершенно не следует, что ее автор — лжеученый. Возможно, он просто двоечник.

Разве это важно — наукой человек занимается или лженаукой? Астрология существует тысячу лет и никому не мешает!

Это важно, и сегодня гораздо важнее, чем раньше. Действительно, многие практики, традиционно причисляемые к лженаукам — такие как астрология или алхимия — берут свое начало в древних цивилизациях и, в таких случаях как алхимия, по сути, даже старше своих научных визави. Интересно, что в те времена ученые вовсе не всегда враждовали с лжеучеными, они зачастую прекрасно уживались в одном человеке. Так, астрономы порой имели возможность заниматься своей дорогостоящей деятельностью только за счет дохода с продажи астрологических прогнозов. Однако со времен Галилея, когда начали формироваться стандарты современного научного метода, а обвинения в занятиях лженаукой стали использоваться в политических целях, так называемая проблема демаркации (то есть разделения наук и лженаук) встала довольно остро. В XX веке для многих она стала проблемой жизни и смерти. Скажем, в Советском Союзе классическая генетика была объявлена лженаукой, а многие ее защитники — сосланы в лагеря или убиты. Но даже если оставить в стороне преступления тоталитарных режимов, можно с уверенностью сказать, что каждый из нас так или иначе сталкивался с лженауками, а связанные с ними затраты (хотя бы на те же псевдолекарства) исчисляются миллиардами долларов ежегодно.

Неужели они настолько распространены?

Увы. Лженаучные теории встречаются повсеместно и мимикрируют как под естественные науки, так и под социальные. В целом можно утверждать, что чем дальше зашло наше понимание в той или иной дисциплине, чем строже сформировались правила, тем сложнее там образоваться лженаучной гипотезе. Так, современная математика, физика, химия практически не оставляют места для лженауки. В то же время проблемы, в которых ученые пока разбираются гораздо хуже — например, работа таких сложных систем, как человеческий организм, мозг или общество, — порождают огромное количество лженаучных теорий.

Ну хорошо, приведите несколько примеров!

Наверное, самая известная на сегодняшний день лженаука — это гомеопатия. Согласно ее основным постулатам, «подобное лечится подобным», а сила воздействия лекарства пропорциональна степени его разведения. Иногда лечебное вещество разводят, судя по этикетке, настолько сильно, что нет ни малейшего шанса, что в бутылке (или даже во всех существующих на свете бутылках) осталась хотя бы одна молекула действующего вещества. Многочисленные независимые исследования показали, что гомеопатические препараты ничем не эффективнее плацебо. Другими словами, если вы заболели гриппом, нет никакой фармакологической разницы между тем, чтобы принимать, скажем, оциллококцинум, и тем, чтобы пить воду из-под крана. Многие скажут: «Но ведь это работает, пусть даже благодаря эффекту плацебо; в чем тогда проблема?» Проблема в том, что неэффективные лекарства вытесняют эффективные — и если в случае с простудой эффект может быть не так заметен, то в других случаях он может стоить человеку жизни. В 2009 году ВОЗ предупредила об опасности лечения туберкулеза, малярии и ВИЧ гомеопатическими средствами после того, как тенденции к этому были замечены в некоторых развивающихся странах.

Хорошо, что вы меня предупредили, теперь я не отдам ни копейки этим жуликам! Я в безопасности?

Да, но только если вы уже сдали свой членский билет в Церкви саентологии. Саентология — религиозное продолжение лженаучных практик, предложенных в середине XX века американцем Роном Хаббардом. Хаббард, задумавший предложить альтернативу психотерапии, утверждал, что может освобождать людей от инграмм — умственных образов прошлого, имеющих отрицательное воздействие на личную жизнь пациента. «Освобождение» достигалось в результате многочисленных забавных процедур, таких как одитинг. Некоторые из этих процедур требовали специально изобретенных устройств, например электропсихометра (продающегося и по сей день по цене небольшого автомобиля). После обвинений в оказании медицинских услуг без лицензии, не получив поддержки среди ученых, Хаббард стал позиционировать саентологию как религию, которой она и признается во многих странах и по сей день. Некоторые государства, такие как Франция или Канада, не признают за ней статуса религии, а в Германии она и вовсе считается антиконституционной сектой. Наиболее известными последователями саентологии в мире являются Том Круз, Джон Траволта, а в России, по слухам, Сергей Кириенко, недавно назначенный зам. главы администрации президента. Тем не менее, несмотря на таких высоких покровителей, в ноябре прошлого года Мосгорсуд удовлетворил иск столичного управления Минюста РФ о ликвидации религиозного объединения «Саентологическая церковь Москвы», а в июне 2016 года Верховный суд РФ отклонил апелляцию саентологов.

В России не могло и быть иначе — здесь не любят лжеученых!

Это утверждение не вполне верно. Одна из наиболее известных лжетеорий в исторической науке — так называемая новая хронология — зародилась и получила распространение именно в России. Согласно ее основному идеологу, математику Анатолию Фоменко, традиционная датировка событий более-менее надежна лишь после XVIII века, а все, что происходило до этого, нуждается в тщательном, а иногда и весьма радикальном пересмотре. К примеру, в «новой хронологии» все события, традиционно датируемые до XI века нашей эры — расцвет Древней Греции, убийство Юлия Цезаря или падение Римской империи, — не происходили вовсе, а являются лишь фантомными отражениями средневековых событий, появившимися в результате намеренных или случайных искажений исторических документов. Скажем, человек, которого принято называть Иисусом Христом, был, согласно Фоменко, казнен в Константинополе в XII веке.

На примере «новой хронологии» удобно показать одну из главных отличительных особенностей многих лженаук — тотальное игнорирование широкого научного контекста. Поскольку выводы Фоменко неминуемо противоречат не только работам большинства историков, но и исследованиям филологов, лингвистов, археологов, астрономов, математиков и даже физиков (ведь сегодня многие артефакты датируются с помощью радиоуглеродного анализа), ему не остается ничего другого, как просто не замечать их, считая частью огромного заговора.

Вы сказали, что в общественных дисциплинах особенно много лженауки. Можно примеры?

Да. Отличным примером служит так называемая афера Сокала. Американский математик Алан Сокал в 1996 году заподозрил представителей общественных наук в интеллектуальной недобросовестности. Чтобы проверить свою догадку, он отослал в журнал Social Text, выпускавшийся престижным Университетом Дюка и публиковавший статьи по культурологии, гендерным исследованиям и постмодернизму, работу с заголовком «Нарушая границы: к трансформативной герменевтике квантовой гравитации». Работа, как позже признался сам Сокал, не имела ровным счетом никакого смысла, а была лишь пародией на постмодернистские тексты — набором заумных и претенциозных фраз, составленных из терминов, заимствованных из математики и физики. Тем не менее журнал статью опубликовал, что в итоге привело к чудовищному скандалу, а также к новому витку переосмысления научного метода и стандартов рецензирования научных статей.

Между случаями двух математиков — Алана Сокала и Анатолия Фоменко — можно увидеть параллель. Последовательный критик «новой хронологии» Анатолия Фоменко — лингвист Андрей Зализняк признавался, что иногда его посещает мысль о том, что и работы Фоменко не более чем пародия и насмешка настоящего ученого над гуманитариями. Однако в итоге, благодаря многолетней работе и активной публицистической деятельности, Фоменко все же удалось убедить научное сообщество в том, что он действительно настоящий лжеученый.

Как отличить научную теорию от лженаучной? Есть какая-то инструкция?

Ученые и философы давно пытаются выработать ясные и исчерпывающие критерии, по которым можно было бы сходу отличить научную теорию от лженаучной. Это называется проблемой демаркации. Важным этапом на пути решения этой проблемы стали работы австрийского философа Карла Поппера, предложившего использовать принцип фальсифицируемости гипотезы. Еще до Поппера было понятно, что если ученый пытается доказать, к примеру, что «все лебеди белые», — никакое конечное количество наблюдений за белыми лебедями не подтвердит (верифицирует) эту гипотезу. Первый же случай черного лебедя ее опровергнет. Поппер отметил, что ученые, как правило, очень хорошо себе представляют «черного лебедя», тогда как шарлатаны никогда не могут сформулировать эксперимент или наблюдение, которое способно заставить их отказаться от собственной гипотезы. Именно это стало краеугольным камнем его философии, и именно этот вопрос любил задавать Поппер своим заклятым оппонентам — марксистам: «Что должно произойти, чтобы вы отказались от собственной гипотезы?» Ни разу не получив внятного ответа, Поппер объявил марксизм лженаукой.

То есть Поппер решил проблему демаркации?

Нет. Философы XX века — прежде всего Томас Кун, Пол Фейерабенд, Имре Лакатос и другие — еще не раз обращались к ней и продвинулись в ее решении значительно дальше, чем Поппер. Избегая ненужных деталей, я предлагаю читателю вознестись на некоторую философскую высоту и взглянуть лишь на одно из решений: научная теория отличается от лженаучной просто-напросто тем, что она — пока жива — всегда формулирует новые и неожиданные предсказания, тогда как лжеученые не делают новых предсказаний, а чаще всего заняты тем, что объясняют, почему их предыдущие предсказания не сбылись. При такой постановке вопроса оказывается, что мы имеем дело не столько с дискретными единицами «наука», «лженаука» и прочими, сколько с равномерной шкалой рациональности, согласно которой сегодня одинаково иррационально как практиковать астрологию, так и считать, что Солнце крутится вокруг Земли, то есть следовать устаревшей, но когда-то вполне научной гипотезе.

Ясно. А нет ли каких-то простых признаков, которые должны сразу вызывать подозрение по отношению к теории или научной работе?

Есть, и многие из них мы уже перечислили. Это и отсутствие новых, проверяемых предсказаний, и размытость терминов и формулировок, и слепое отрицание широкого научного контекста, и неспособность ученого описать эксперимент или наблюдение, способное опровергнуть его теорию. Одним из часто встречающихся признаков лженаучного дискурса является поддержка или разоблачение идеологии или морали. Так, сторонники Трофима Лысенко называли классических генетиков представителями «буржуазной» и даже «фашистской» науки, а себя именовали представителями науки «пролетарской». Именно поэтому, в частности, докторская диссертация Владимира Мединского, утверждающего, что «взвешивание на весах национальных интересов России создает абсолютный стандарт истинности и достоверности исторического труда», является не просто плохо написанной, а именно лженаучной работой.

А если на такое тщательное исследование просто нет времени?

Если у вас нет времени читать ту или иную научную работу целиком или вы совсем не разбираетесь в теме, можно проверить ее хотя бы на соответствие формальным признакам хорошей работы. Например, изучите принадлежность ученого к университету, научной лаборатории или исследовательскому центру и его последние публикации. Хорошим признаком можно считать наличие публикаций в международных рецензируемых журналах, таких как Nature или Science, но во многих случаях подойдут и уважаемые русскоязычные журналы. Исследуйте библиографию автора, то есть источники, на которые он ссылается.

Во-первых, библиография должна содержать ссылки на современные исследования по теме, а не останавливаться, как это часто бывает, где-то в середине XX века.

Во-вторых, поскольку наука давно перестала быть национальной, хорошая библиография, как правило, состоит из ссылок на работы, написанные на иностранных языках. Наконец, изучите работы, которые в свою очередь ссылаются на указанного автора. Это можно сделать в любой крупной городской библиотеке. Но если рядом нет библиотеки, ответы на эти вопросы можно получить, воспользовавшись ресурсом Google Scholar, позволяющим быстро и удобно исследовать научные публикации.

Где можно узнать об этом больше?

Если вам интересна философская сторона проблемы, начните с классических текстов англосаксонской традиции — «Логика и рост научного знания» Карла Поппера, «Структура научных революций» Томаса Куна, «Против метода» Пола Фейерабенда. Для первого знакомства можно рекомендовать небольшое эссе, содержащее историю вопроса и блестящие выводы Имре Лакатоса, — «Science and Pseudoscience». Если вас интересует критика отдельной лженауки, хорошим примером станет сборник «История и антиистория», содержащий статьи представителей разных дисциплин, анализирующих «новую хронологию» Фоменко. Кроме того, нельзя не порекомендовать книгу Алана Сокала и Жана Брикмона «Интеллектуальные уловки». Хотя объектом исследования и критики здесь являются скорее философы (Делез, Деррида, Лакан и др.), книга станет мощной прививкой для тех, кто не хочет, чтобы его когда-нибудь обвели вокруг пальца набором ажурных фраз, напоминающих науку. Наконец, на Международном фестивале кино о науке и технологиях «360°»: 24 и 29 октября в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь» в Москве можно посмотреть фильм «Яйца!», имитирующий лженаучный дискурс. 24 октября в рамках того же фестиваля пройдет лекция «Защита от темных искусств: основы магического мышления», посвященная разоблачению современных лженаучных теорий.

Автор: Иван Боганцев, заместитель директора Политехнического музея, кандидат философских наук

Profile

olegchagin: (Default)
olegchagin

January 2017

S M T W T F S
1234 567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios